Хранители истории: где сотни лет назад в Днепре текла река из водки


Многие считают, что с годами Днепр превратился в огромного бетонного монстра со ставшей уже типичной для мегаполисов архитектурой. Но говорят, что если, гуляя по городу, иногда отрывать глаза от смартфона и смотреть по сторонам, можно обнаружить много интересного.

Проспект Пушкина вдоль и поперек застроен однотипными зданиями. Но есть одно из них, мимо которого проходят сотни людей, но даже не подозревают, что несколько сотен лет назад здесь находился «топовый» ликеро-водочный завод. Информатор предлагает ненадолго вернуться в прошлое и узнать, через что прошли эти стены и насколько богата история крупного предприятия, предшественником которого был обычный винный склад.

Своим появлением завод обязан реформам, которые пережил Екатеринослав в 1890-х годах благодаря министру финансов Сергею Витте. Одна из них — решение ввести винную монополию и расширить акцизную систему, что вызвало бурное недовольство в обществе. Отношение экономистов тоже было двоякое: с одной стороны, страна нуждалась в дополнительных финансах и монополия была далеко не худшим способом их получения, с другой — осознание того, что треть госбюжета держится «на водке», не могло не вызвать тревоги.

Екатеринославский казенный очистительный склад открыли в 1897-м году на углу Военной (проспект Пушкина) и Гимнастической (Шмидта) улиц. Здесь очищали привозной спирт и перерабатывали его в утвержденную тогда водку, крепостью в 36°C. Эффект после открытия превзошел все ожидания: уже в 1898-м году комплекс начали расширять достройкой двух этажей над частью здания, построили новую котельную и пару цистерн. Даже в условиях собственной монополии государство продолжало брать акциз со спиртного.

Екатеринославский казенный винный склад на углу Пушкинского проспекта. Начало ХХ века

Екатеринославский казенный винный склад на углу Пушкинского проспекта. Начало ХХ века

Уже в начале ХХ века винный склад превратился в крупный комплекс с отдельными производственными, складскими, административными и жилыми зданиями. Здесь был и собственный приемный покой для заболевших и травмированных рабочих. Помимо производства на складе шла и культурная жизнь — 26 января 1913-го года в столовой поставили пьесу Карпенко-Карого под названием «Сто тысяч».

С началом Первой мировой войны и введением «сухого закона» работа склада была остановлена, позже он вовсе оказался в центре серьезных беспорядков. Среди городской бедноты пошел слух, что «добрый царь» запретил продавать водку, но разрешил раздать то, что есть на складах. Город был потрясен количеством нищих и алкоголиков, которые с ведрами, банками, бутылками, тазами  буквально оккупировали завод в ожидании «разлива». Правительство быстро пресекло массовые заворушки, поэтому ожидаемой раздачи алкоголя «на халяву» так и не произошло. Опустевшие помещения склада были частично приспособлены под 9-й Екатеринославский госпиталь Всероссийского земского союза, размером на 90 коек. Изначально даже предлагали наладить производство военного снаряжения в слесарной мастерской, но идея по неизвестным причинам так и не пошла «в ход».

В годы гражданской войны винный склад стал временной казармой для военнослужащих, однако уже в начале 1920-х годов он снова заработал в привычном режиме. Несколько лет здесь только хранили привозные в город спирт и водку, полноценная работа именно завода началась лишь в 1925-м году, когда начал действовать спирто-водочный завод №4 от «Центроспирта». Второе открытие завода произошло в более благоприятных условиях новой государственной монополии на спиртное. Про масштабы деятельности предприятия «говорят» цифры выпитого в 1926-м году, когда город потребил 99 997 ведер водки и 567 ведер наливки. В целом по округу народ выпил около 185 450 ведер алкоголя.

Слева здание водочного завода "Главликерводка". Немецкое фото, лето 1943 года

Слева здание водочного завода «Главликерводка». Немецкое фото, лето 1943 года

Вместе с тем монополия сказывалась не лучшим образом на деятельности завода. В 1926-м году торговые организации неоднократно жаловались на наплевательское отношение предприятия не только к упаковке, а и транспортировке продукции. Было множество аварий, которые выглядели, как какой-то алкогольный апокалипсис: по дорогам лились ручьи водки и спирта, во дворах «стояли» лужи из наливки, характерных запах вводил в коматозное состояние. Все привело к тому, что в 1927-м году ликеро-водочный завод чуть не обанкротился, поскольку началась активная борьба с алкоголизмом. Эта госкампания была самой успешной в истории СССР, но уже в 1928-м году ее свернули, когда узнали печальные финансовые итоги прошлого года.

В 1930-м году завод немного перестроили и расширили, спустя десять лет уже Днепропетровский водочный завод «Главликерводка» начал выпускать обычную водку в 40°C. Первые партии пошли в таре по 0,45 литра по цене 5 рублей 45 копеек. Здание минимально пострадало в 1941 году, вместе с тем успешно «пережило» и период оккупации, и 1943-й год, а после освобождения города, как ни в чем ни бывало, продолжил разлив своей именитой продукции. Ближе к 1978-му году предприятие вошло в перечень тех, которые, по мнению городского совета, должны вывести за пределы жилых кварталов. На его работу это решение никак не повлияло и на своем старом месте завод успешно пережил и перестройку, и падение государственной монополии, и первые годы независимости. В целом, его существование заметили на рубеже 1980-90-х годов, когда выпускалась водка собственной марки. До этого предприятие не столько производило товар, сколько помогало «наполнять» городской бюджет.

Ранее мы рассказывали о том, где в Днепре находится особняк Брянской колонии. Он выглядел как полноценный населенный пункт, там построили дирекцию завода, дома для инженерно-технических специалистов, жилые помещения для рабочих, расположилась «аудитория народных чтений» и другое.

Изначально винный склад представлял из себя маленькое одноэтажное здание

Изначально винный склад представлял из себя маленькое одноэтажное здание

Спустя несколько лет над частью здания пристроили два этажа

Спустя несколько лет над частью здания пристроили два этажа

Сложно представить, что благодаря этому месту госбюджет пополнялся на треть

Сложно представить, что благодаря этому месту госбюджет пополнялся на треть

Лишь в начале ХХ века винный склад превратился в крупный ликеро-водочный завод

Лишь в начале ХХ века винный склад превратился в крупный ликеро-водочный завод

Здание пережило около 120 лет и не потеряло ни один кирпичик

Здание пережило около 120 лет и не потеряло ни один кирпичик

Мария Чалая (по материалам Валентина Старостина,
группа Екатеринослав — Днепропетровск)

Фото: Андрей Шушпан









Источник