Борис Филатов начал верить в мистику


Мэр Лондона Борис Джонсон отмотал два мэрских срока, стал министром иностранных дел в кабинете Терезы Мэй и подал в отставку в июле этого года. Здесь много параллелей с вами: он тоже журналист, автор скандальных расследований, неординарная личность. Кстати, его жену тоже зовут Марина. Бориса Джонсона много раз критиковали, тем не менее он был избран мэром на второй срок. Что ему и Борису Филатову дается труднее, а что легче? Можно ли научиться на его опыте? Что можно воплотить в Днепре? На эти вопросы  в эксклюзивном интервью журналисту «Нашого міста» ответил  Борис Филатов.

— Сравнивать Днепр с Лондоном не совсем корректно. Лондон – финансовая столица мира. Столица империи, Британского содружества, конгломерата наций, разбросанных по всему Земному шару. Сравнивать себя с политиками первой мировой лиги тоже не совсем верно.

Но какие-то мистические пересечения есть. Если отвечать с юмором, то мы с Борисом Джонсоном похожи легкой небрежностью в одежде, простотой в общении и тем, что называется за словом в карман не полезет. Умеет отстаивать свои взгляды и называет вещи своими именами. Мне импонирует также то, что он занял очень резкую принципиальную позицию по отношению к российской агрессии. И при этом не выбирал никаких дипломатических выражений, а называл вещи своими именами.

 

Можно ли сравнить Днепр с Лондоном? Я не знаю, какой у Лондона бюджет. Но знаю, например, какой бюджет у Портленда (столица штата Орегон, США), с которым мы пытаемся наладить отношения как с городом-побратимом. Портленд очень похож на Днепр, в нем приблизительно такая же демографическая ситуация. Так вот бюджет города составляет 4,6 миллиарда долларов. К слову, бюджет одного Берлинского водоканала приблизительно равен бюджету Днепра. О чем мы говорим? В Лондоне метро появилось тогда, когда в России отменили крепостное право.

Полный текст интервью с Борисом Филатовым читайте на нашем сайте в субботу, 8 сентября. Будет интересно.



Источник