Холод, плесень и отсутствие горячей воды: как в Днепре живут слабослышащие люди

В сырости, холоде и без горячей воды – именно так живут в днепровском общежитии для глухонемых людей. В ноябре 2017 года жильцам повысили тарифы на проживание в комнатах, однако условия остались прежними.

Около небольшого общежития, которое принадлежит швейной фабрике Украинского товарищества глухих, нас встретила одна из его жительниц Ирина. Женщина провела нас в здание и, послужив переводчиком, помогла людям с инвалидностью рассказать Информатору об их проблемах.

«С 1 ноября нам пришел счет. Нам повысили плату за проживание в общежитии вдвое – до 1500 гривен. Раньше мы платили по счетчику. Летом выходило около 200 гривен за комнату, зимой – 400 — 500.  Потом нам подняли плату до 776 гривен, и мы уже не получали квитанции, где бы конкретно указывались суммы, которые нужно внести за воду, газ и свет. Сейчас мы не знаем, за что и сколько мы платим», — говорит жительница общежития УТОГ Ирина Оксень.

Общежитие для людей с недостатками слуха Украинского товарищества глухих

Общежитие для людей с недостатками слуха Украинского товарищества глухих

Вход в общежитие

Вход в общежитие

На одной из кухонь видны "подтеки" и плесень

На одной из кухонь видны подтеки и плесень

На кухонном потолке

На кухонном потолке

Женщина рассказала, что проживает в общежитии со своими слабослышащими родителями, которые всю жизнь проработали на швейной фабрике, однако после выхода на пенсию вынуждены платить за комнату как жильцы, которые не работают на предприятии – 1500 гривен в месяц. Те, кто работают на фабрике, вносят меньшие суммы – около 500 гривен, однако условия жизни в общежитии не улучшаются.

«Более 10 лет не делали ремонт. Нам говорят, что подняли оплату, поскольку эти деньги идут на ремонт общежития. Но никаких отчетов о том, куда идут средства – нет. Моя семья снимает 2 комнаты в общежитии. Это выходит, что мне нужно платить 3000 тысячи в месяц за жилье, где холодно, плесень, где протекает крыша. Нет горячей воды, слабое отопление. Нам съехать некуда, потому что это наш дом. Нас «прижимают» с оплатой – если хотите меньше платить, то идите работать на предприятие. А то, что люди проработали здесь по 30 лет, уже ничего не значит», — рассказывает жительница общежития.

По словам Ирины Оксень, администрация общежития говорит, что деньги жильцов идут на ремонт

По словам Ирины Оксень, администрация общежития говорит, что деньги жильцов идут на ремонт

«Когда мы приходим на Швейное предприятие УТОГ и говорим, что нам необходимо, то нам отвечают, что нет средств. Возникает вопрос, куда деваются эти деньги, если вы нам повышаете оплату. В прошлую пятницу на собрании мы подняли вопрос, почему такая разница в оплате для сотрудников фабрики и тех, кто на ней не работает, на что нам сказали, что эти суммы иду на ремонт», — рассказывает жительница общежития.

«Чтобы покупаться, нужно воду греть в кастрюлях, ведрах. Купаемся в холодном помещении, где у нас стоят рукомойники. Зимой, когда на дворе 30 градусов мороза, принимать ванную в таких условиях просто невозможно. Потом постоянно болеешь», — жалуется Ирина.

Ранее в квитанциях указывалось, сколько и за что платят потребители

Ранее в квитанциях указывалось, сколько и за что платят потребители

Теперь "платежки" имеют такой вид

Теперь платежки имеют такой вид

С нами пообщалась сотрудница швейной фабрики Роза Корниенко. Женщина  рассказала, что размер ее зарплаты — 3000 гривен, однако, учитывая все налоги, на руки получает меньше. Плата за проживание в комнате для нее как работника предприятия составляет 500 гривен в месяц. «Очень тяжело, на жизнь не хватает, — жалуется сотрудница Швейного предприятия УТОГ. — Я хотела уволиться. Меня сначала пытались уговорить остаться, мол, жилье получишь, а потом пригрозили тем, что выселят из общежития. Но по закону выселять не имеют права».

Рассказала о ситуации в общежитии и Людмила Мараховская. «Я проработала на фабрике 22 года, по специальности – портная. Мне в 1982-м в общежитии дали комнату, а  с 1990-го на территории фабрики начали строить дом, куда в дальнейшем должны были поселить  людей с инвалидностью», — говорит Людмила. Однако сотрудники предприятия так и не дождались своих квартир, этот недостроенный дом продали. «Мы каждый день шли на работу с мыслью о том, что мы скоро там будем жить. Там начали строить фундамент, но со временем продали без нашего ведома», — рассказывает  женщина.

Людмила Мараховская проработала на фабрике 22 года

Людмила Мараховская проработала на фабрике 22 года

После поднятия тарифов Людмилу Мараховскую, как и многих жильцов общежития, волнует то, что они не знают, какие суммы идут на оплату той или иной коммунальной услуги. Ведь в ежемесячных квитанциях пропали графы, в которых обычно указывали, сколько нужно заплатить за воду, свет, газ. Кроме этого женщина недовольна самими условиями проживания, так как в здании уже давно не делали ремонт. «Мы хотим справедливости — платить по тарифу. Также хотим, чтобы в доме было тепло, была горячая вода, чтобы делались ремонты,» — говорит Людмила Мараховская и показывает аккуратно собранные платежки.

На просьбу отремонтировать батарею, которая течет, руководство общежития не отреагировало. Жильцам пришлось подставить кастрюлю

На просьбу отремонтировать батарею, которая течет, руководство общежития не отреагировало. Жильцам пришлось подставить кастрюлю

В ванной почти не греют батареи, в помещении сыро и много плесени

В душевой почти не греют батареи, в помещении сыро и много плесени

Валентина Заруцкая уволилась с фабрики 4 года назад, проработав до этого там 10 лет. «Зарплаты были очень низкие. Я не могла обеспечить себя и своего ребенка. Помню, однажды мне выдали зарплату в размере 12 гривен», — говорит жительница общежития.

Три года назад Валентине отключили свет за неуплату. Женщина погасила долг, но свет ей так и не подключили. Поэтому Валентина снова перестала платить за электроэнергию. «Я долго не могла получить справку о составе семьи. Мол, погасишь долг – выдадим. Но как я могла получить финансовую помощь и оплатить долг, если мне не выдавали справку? Замкнутый круг получается», — рассказывает женщина. По словам Валентины, после обращения к правозащитникам справку ей наконец-то выдали две недели назад, но проблема со светом осталась. Сейчас в комнате Валентины работает только одна лампочка, а 7-летней дочери Дине приходится делать уроки в коридоре, где есть освещение.

Три года назад  Валентине отключили свет за неуплату, однако даже после погашения долга свет ей не подключили

Три года назад Валентине отключили свет за неуплату, однако даже после погашения долга свет ей не подключили

Комнату Валентины освещает только одна настольная лампа

Комнату Валентины освещает только одна настольная лампа

Спуск к душевым комнатам

Спуск к душевым комнатам

Вместе с жильцами дома мы спустились к душевым комнатам, прошли по коридорам и посетили кухню общежития. На первом этаже бойлеры отключили, поэтому жильцам приходится греть воду в тазиках, ведрах и кастрюлях. Из-за слабого отопления в помещениях сыро и холодно, много плесени.

«В августе этого года мы обратились к администрации фабрики с вопросом, на основании чего надо платить за каждый сеанс купания в душевой по 4 гривны. После этого, где-то через неделю, бойлеры сняли, объяснив это тем, что их будут чистить. Но никто из жильцов не увидел, как их чистили. Более того, бойлеры на место не установили – они так и стоят посреди душевой комнаты», — рассказала Ирина. Кроме этого, жители рассказали, что изначально бойлеров, которые вместе с душевыми кабинами в 2008 году выделила социальная служба, было 4. Однако через некоторое время их осталось 3, к тому же, один из них заменили на меньший. Куда делся еще один водонагреватель, жильцы до сих пор не знают.

Бойлеры не подключают с августа 2017 года

Бойлеры не подключают с августа 2017 года

Где 4-й бойлер, жильцы не знают

Где 4-й бойлер, жильцы не знают

Жителям приходится греть воду в ведрах, кастрюлях и тазиках

Жителям приходится греть воду в ведрах, кастрюлях и тазиках

В этой ванной не делали ремонт более 10 лет

В этой ванной не делали ремонт более 10 лет

«К нам обратились не только с проблемой жилищных условий. Основной вопрос был в «непрозрачных» платежках, в  которых без оснований повысили тариф в 1,5 раза, — рассказывает директор ОО «Правозащитная группа «Сич» Дмитрий Рева. — Человек, который живет лишь на пенсию или минимальную зарплату, работая в системе УТОГ, фактически находится на грани. Ему не хватает ни на одежду, ни на продукты».

В одном из туалетов общежития текут трубы

В одном из туалетов общежития текут трубы

Пожарные рукава сняли на всех этажах

Пожарные рукава сняли на всех этажах

«Люди молчали годами, однако в состоянии отчаяния начали бороться за свои права. Когда мы углубились в вопрос, то обнаружили, что, кроме жилищных проблем,  очень много нарушений  трудового законодательства. Люди перерабатывают – рабочий день часто длится более 8 часов. Также зачастую работники оформлены на полставки. Денег на предприятии нет, и фактически постоянно идет задолженность по заработной плате. Людям часто на руки выдают ползарплаты. А остальное формируется в виде задолженности, которая выплачивается нерегулярно. Но мы знаем, что заказы есть и предприятие работает. Площади, которые принадлежат УТОГу, сдают в аренду. И у работников нет никакой информации о том, куда идут полученные деньги», — отмечает правовед.

На соответствующий запрос правозащитников в УТОГе ответили, что финансовые операции фабрики — коммерческая тайна. Администрация учреждения не дала ответ, на что расходуют деньги. Само предприятие, по словам правоведа, является общественной организацией. Правозащитники составили ряд обращений в городскую администрацию и профильные службы. На данный момент юристы и жильцы общежития ждут официальные ответы на поданные запросы. Напомним, ранее мы писали, насколько Днепр приспособлен для жизни людей с особыми потребностями.

Владлена Скаченко

Фото: Денис Чубченко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник